Владимир Антонов: «Депутатская работа требует особой самоотдачи»

Директор Центра профилактической медицины УХП и депутат гордумы с четырнадцатилетним стажем рассказал о том, зачем успешному руководителю общественная работа и в чем секрет взаимодействия с людьми.

 

Счастливый дед трех внучек

 

— Владимир Иванович, Вы воспитываете трех внучек. А помните, какими были Ваши бабушки и дедушки?

— Родных бабушек и дедушек помню только по рассказам родителей: к сожалению, они рано ушли из жизни. А вот сестра бабушки по матери Екатерина Ильинична Думшинина жила с нами с тех пор, как мне исполнилось 12. Она меня опекала и воспитывала, вела и поддерживала по жизни. У бабушки было медицинское образование, прекрасное воспитание. Она отлично знала литературу и русский язык, приучала к чтению и меня.

Я со своей стороны тоже старался беречь ее, не расстраивать. Помню, на 17-летие бабушка подарила мне наручные часы. Для меня тогда это было большим событием. Когда стал студентом, случайно потерял эти часы в общежитии. И чтобы не огорчать ее, накопил денег, купил точно такие же и все время ходил в них. Бабушке было приятно, что я ношу ее подарок. У нас были очень теплые отношения. И мне, конечно, хочется, чтобы мои внучки относились ко мне так же, как и я когда-то к своей бабушке.

Химик, который мечтал стать военным

— Вы чем-то увлекались в детстве?

— Любил хоккей, футбол. Профессионально, правда, не занимался. Но до сих пор помню, как мы с соседскими ребятами сами собрали коробку для игр. Потом я организовывал междворовые турниры: зимой – по хоккею, летом – по футболу. У нас даже был самодельный кубок и медали, вырезанные из картона.

 

— Когда поступали в Уральский политехнический институт, Вы выбрали химический факультет. Всегда хотели быть химиком?

— Нет, даже не думал. В детстве сначала хотел быть военным. Погоны вырезал себе, китель где-то нашел. Мать отправляла меня в деревню к одному отставному военному учиться играть в шахматы. Мне подарили кокарду, ярлыки, шевроны, фуражку. Мы прикрепили на пиджак лычки, погоны. Я все это носил.

Потом захотел стать дипломатом, потому что хорошо историю знаю, немецкий. А к окончанию школы у меня уже не было каких-то определенных желаний, и передо мной встал вопрос: куда идти поступать?

 

— И как Вы определились?

— Поступил за компанию с другом Валерием Николаевичем Чарушиным. Он сейчас возглавляет Уральскую Академию наук. А тогда тоже не мог определиться с будущей профессией. И мы решили последовать примеру старшего товарища, золотого медалиста, который уже два года учился на химфаке. Так я попал на специальность «Химическая технология пластических масс» и стал химиком.

 

— Ваша супруга тоже химик?

— Да, так получилось, что на ее выбор повлиял я. Мы Александрой познакомились, когда я заканчивал второй курс. Она планировала поступать на экономический факультет. А я убедил, что химфак – лучший в институте. И она меня послушала. Жили потом в общежитии в соседних комнатах. Поженились, когда я заканчивал институт, а она Саша – третий курс.

— Как складывалась Ваша совместная жизнь в первые годы после свадьбы?

— После окончания университета в 1973 году меня по распределению направили на Нижнетагильский завод пластмасс (сейчас – ОАО «Уралхипласт»). Сразу назначили начальником смены в цехе карбамидных смол. Я жил в общежитии. Чтобы привезти в комнату жену, собирал подписи соседей. А потом нам дали малосемейку. Через год после свадьбы у нас родился сын. Назвали Евгением. Когда сыну исполнился год, жена продолжила учебу в Свердловске. Женю мы определили в ясли, я остался на хозяйстве. Тогда у меня случился настоящий переворот в сознании. Я понял, что такое ответственность за своего ребенка, он ведь постоянно нуждался в заботе и защите. Утром вез Женю в ясли, мчался на работу, после смены забирал.

Радовались каждой мелочи. Допустим, ремонт сделали или купили новый холодильник на мою премию чуть больше 200 рублей. Потом квартиру получили. Я ходил из одной комнаты в другую – и у меня складывалось впечатление, что гуляю по Бродвею.

 

— Получается, что после окончания института Вас сразу назначили на ответственную должность. Как справлялись?

— Первый год не слишком получалось. В институте учили многому, но не научили управлять людьми. И я всегда переживал, когда что-то не выходило. В цехе у каждого свои проблемы, свой характер, а мне надо найти баланс. Было трудно, набивал шишки, но вместе с ошибками приходили опыт и умение работать с людьми.

Это сейчас могу сориентироваться в любом коллективе и сразу примерно понимаю, на кого опереться, к кому как подойти, чтобы наладить рабочий процесс. А тогда я только учился. Но зато у меня была цель – стать начальником цеха. Вначале прошел все ступени: три года проработал начальником смены, два года инженером-технологом, потом заместителем начальника другого цеха. Разобрался в совершенстве в технологии, оборудовании. Наконец, стал начальником цеха. Считаю, что неплохо исполнял свои обязанности. Мы многое сделали: нарастили производство, были лучшими по культуре производства и лучшим цехом из 30 на заводе.

 

Призвание – помогать людям

 

— Когда Вам предложили стать директором по персоналу Уралхимпласта в 1996 году, сразу согласились?

— Согласился, но сначала считал, что должность, допустим, главного инженера – гораздо лучше. Потом понял, что у меня очень интересная работа. Потому что я все время работаю с людьми. Стольких узнал! Благодаря нашей службе по персоналу, предприятие несколько раз занимало первые и вторые места в федеральном конкурсе «Российская организация высокой социальной эффективности», специалисты «Уралхимпласта» становились «Заслуженными энергетиками», получали ордена. Думаю, что тот резерв, который мы создали, используется по сей день.

 

— В 2004 году Вы впервые участвовали в избирательной кампании и стали депутатом Нижнетагильской городской Думы. Потом переизбирались – 2008, 2012 годах. В чем по-вашему залог поддержки избирателей?

 

— Депутатская работа требует особой самоотдачи. Важно вникать во многие вопросы. Искренне стремиться помочь людям. Когда удается сдвинуть с мертвой точки чье-то дело, я получаю удовлетворение.